Авин Виктор. Тепло еще вернется в твой Дом...



Люди черных дождей
Что здесь делает Зонд? В тратосфере? Над гурьбой гужевых облаков-бурлаков, тянущих берег; Зонд, привязананый веерно к домикам денег нитями черных дождей, Зонд - надувной механизм, замедляющий ход бурлаков в картузАх, бурлаки наклонясь до земли - на восток тянут берег, А Зонд тащит на запад томики денег, домики, вросшие в берег корнЯми из слов.
А корни уходят до центра земли и сплетаются с корнЯми от дров, вылезающих из под земли со стеблЯми Дали стеклянных (так замороженных) огромных высоких домов, на другой стороне, привязанных так же, к такому же Зонду такими же нитями черных дождей, на таком же крутом берегу, что печально стараются сдвинуть бурлаки в котелкАх.
Кто сильней? Равномерно бегут друг за другом по небу два Зонда, а земля - колобок - убегает от лисьего носика солнца вращаясь на месте, если б не дул в паруса я, ведя ее по орбите, оседлав самолет.
Ну теперь вы поймете причину всех земля- трясений?
-Бурлаки все же тащат (их гонят) навстречу друг другу берег....рывками, под песню "Эй ухнем" и "O, Jonni"!
Главное - накормить, напоить бурлаков, кабы уснули. Но перед тем как кормить - обязательно сдать им их женщин и чтобы вечным был двигатель и рождались всегда бурлаки.
Ну а мы из гондонов-пакетов всегда и везде будем дуть наши Зонды, дабы дев переделывать в женщин, в зомби-жен бурлаков, отрывая миздру от реликтовой ткани вселенной, мы - мастера Черных Дыр-Дел, "дыр-дыр-дыр" - тарахтим для того мы движками своими в креслах-кроВатках чтоб с харАктерным треском их (Черные Дыры) резать в полоски черных дождей самолеты могли потому что там - мы, а там мы чтоб привязывать нити к домикам денег, приземлившись на землю, пришлось нам.
Ведь кто-то же должен!
Так вот что здесь делает Зонд! Ну ты понял, стюарт? Дай мне водки.


****
"А пути на России алигарховы".
Россия, моя, лапотная мама о чем ты в поле сына крестишь матом в батонном поле, чуть подслеповата размахивая лИняной косынкой?
Россия моя, мамочка с полынку обмыв его, рядя в унИвертепы куда ты его гонишь от газеты желтеющей, в коробке, с похоронкой?
Россия моя, жилистая матерь оглохшая от пОдков для начальника куда ты отправляешь кровью харкая сыночка, в город, в счастие ебархово?
Россия моя, мачеха мочальная куда ты отправляешь свову сынку? - В барак, к Корейко на узкоколейке считать мильоны, добытых Копейкиным и штоб проснулся БОГОМ - рожью алигарховой и чтоб невидим был на поле лопуховом...
*****
"Мама, забери меня отсюдова сюда..."
Сквозняк на пятой авеню труба из точек "А" и "ХУ" цветочки в месте Близнецов прощай, прощай, прощай "Рубцов"...
Замело, умирает Нью-Йорк я под снегом, прости меня Бог не смогу, не смогу убежать ты прости меня, Родина типа мать.
*****
"Еврейский шкаф".
сорок бревен мне до финишной черты под венец плывут порогами реки перепрыгивая с истины на ложь я бегу на остров под названьем "Грош".
Сорок ветров мне до финишной черты под венец несутся образуя смерч перепрыгивая с облакОв на плечи я петух - несусь в распахнутые рты.
Сорок сосок мне до финишной черты под венцом Отец мне вынет их "на ты" перепрыгвая с ног и "да" на "нет" я c икон увижу group "Nazaret"
Сорок "жи" с ней мне до финишной черты под венец ползем поземкою реки мы У Собора "медный таз" - троянский конь я в коне - "пароль" - на дне матрешки сна:
"сорок лет славян сажать в еврейский шкаф"...
*****
"Шел Витя Авин по Москве..."
Февральский день, морозный воздух - прозрачный ум, раздуты ноздри бежит, бежит вприпрыжку "козлик" - стишок мой этот молодой!
Февральским днем, морозным утром
за ним летит тот самый - "критик" - Я - Витя, ветер и пройдоха, но просчитан каждый "вист" у лоха Стишок мой в дохе - Витя гол -
Февральским днем, морозным утром
Козленок снял овечью шкуру (чтобы согреть своего Гуру) под ней в натуре сам "Пушистик"! Пушистик сел в сугроб и плачет
Февральским днем, морозным утром
Скрестил копытца, хвостик прячет А мимо вдруг бежит Аленка ей в ушко льется мой стишок и в мозге прыгает как мячик
Февральским днем, морозным утром
звенит звенит ее мобильник душа под шубкой запотела: "Але-але", - Аленка плачает (Аленка так стихов хотела)
Февральским днем, морозным утром
Пушистик к ней залез на тело девичье , бархатное, белое Под мышкой тычет влажным носом уже внутри совсем - под грудкой
Аленке с ним совсем не жутко!
Февральским днем, морозным утром считая в небе стай напильников включив на полную "мобильник" Шел Витя Авин по Москве
*****
"Душа и Роза".
На пламенной Душе она жила на клумбе словно, под окном у Замка прикованная к постоянной Планке в скафандре, Роза, грудки, два шипа.
А над Душой стояла голова на столике, на блюде, сзади рамка гусиное перо и свиток бланка - на нем спиралью скручены счета.
Над головой короной - черный ворон набитый, из опилок древних мыслей сидит и ждет когда в окне Тень свиснет и привидения войдут со всех сторон.
Вошли. В плащах. Течет поверх плащей на черном, вниз, парное молоко но киснет тут же, пенится, в окно спадает хлопьями на летний мир Вещей:
купальник, мяч, резиновый бассейн гамак, дорожка, шлепанцы, ракетки доска от шахмат, ароматной ветки черемухи отлом, очки, таблетки...
у сетки Тени завершают гейм мангал дымится, паж кладет салфетки на пламенной Душе из мяса, редкой красы медаль: "За выпитый глинтвейн".
*****
"Царя!"
вспышка...улица.. дымится вентиляционный люк, пара клубы сносит ветром..утром летом будет пусто...ночью где ты, сволочь, этой ночью вспышка, вспышка..стоп! мимо медленно проносят мой же ЛОБ!...
Вспышка...улица...салют... у мечети "Петроградской" лица...выкрики "Ура!" братцы...твердая рука... и портвейна "три семерки" струйка жгучая как с горки льется внутрь с языка. УРА-а-а-а!...
Вспышка...улица...волна прямо как на стадионе руки...море.."Невский"...люди разноцветные шарфы, вспышка...все в комбинезонах красных, синих и зеленых... люди делают волну на ходу... в гуще красочной народной на ходулях, возвышаясь Путин, с нами...по дороге на колесах, но на задних кружат, кружат вальс авто...
вспышка...вспышка...все равно - поле черное в асфальте... пусто...пусто...но полно... мир мерцающих зрачков... впереди портвейн стекает по стене картонной, скраю Сталин...Сталин...а навстречу - Путин...Путин...тянут руки к пистолетам...между ними стонет Пушкин на земле и протягивает руку как в Последний день Помпеи...крикнул выпучив глаза: "А подайте мне ЦАРЯ"! Бля. Подают. Предавая руки - - в руки, с рук, с рук..покатилась голова по асфальту и уперлась - дом из смальты посреди и ПРОСТРАНСТВО бесконечно... но вокруг...стук...стук... люки, люки, люки, клубы пара..сносит зимним ветром...
люди в касках вылезают в черно-белых, на поверхность ось...ось...колесо велосипеда в небо шиной, а над, а над головой педаль... и подошва от сандалии.. спиц хромированных веер ш-ш-ш-ш-ш..по асфальту.. ...по краям - вспышки...вспышки.. от салюта цвета "серый"...серый мягко...высунув язык..пробегает сквозь картонную стену. На стене сова: "Угу!"...КРИК!
в небе смайлик...но об этом никому не говори.
*****
"Еще раз про бекон".
Нас вжимало в бетонный пол. Мы боялись оставить след. Вырывали с концов штурвал пробивая собой колпак покидали несущий мир оседая на землю в пар и попадали на точку росы.
Нас вжимало в бетонный пол! Разрывало на "Аш", "Твою мать"! Мы свободны становились как ртуть позволяя собой дышать. Нагревали нас как пятак. Мы висели под потолком заставляя от нас умирать ночью, летящих, на свет- -вольфрамм.
Но были на свете видны и мы - черные точки абортовых глаз. Нас сстирали с батальных сцен! Проступало в кровь вен полотно... Они говорили бонзам: "Бетон, сырость в подвале, где кокон свит. Пыль? С картины. Из под копыт. Скрип? Конструкция терпит люфт..."
Нас вжимало: бетон в бетон.
*****
"Банданутый Петербург"
А в старом парке танго в арке танцует ветер с кошельком, "позем, позем" - толкает в спину, и стынет в лед за кораблем.
А в старом парке пьют по чарке невеста, юнга и свидетель - в бушлат обернутая церковь - качает медленно крестом.
А в старом парке липа-паркер стоит в чернильнице-листве, и целясь дворник прислонился сволОчив крылья до пивной
А в старом парке Петербургском тяжел и сумрачен покой...
****
"Влюбленные, с метлой не расставайтесь".
Влюбленные, храните запах утра в шкатулке облаков из перламутра в шкатулке из огня храните ночь оставьте ключ на дне, идущем прочь
Влюбленные, бегите из кармана спустившись по цепочке от часов по краешкам заштопанного шрама на месте дырки от былых оков
Влюбленные, с метлой не расставайтесь и каждой ночью убирайте звезды с помятой неба павшею листвой Влюбленные - пространствовремя "Ноль" -
в шкатулке, а снаружи Бог их, в майке подглядывает думая о стайке порхающих в кубышке душ-ослов. А ссзади чорт готовится к пенальти...
Держись покрепче за свою шкатулку любимая моя пружинка втулки я ключик, я открою, пусть летают ослы среди всех полосатых маек....
*****
"Кабанчик и Пилат".

"вырастить кабанчика" (блатной жаргон): взять с собой в побег из тюрьмы кого-то,
чтобы съесть его за неимением еды во время долгого пути по бескрайней тундре...


Окно. За ним вдали дорога. И поле
рыхлое, сырое. Местами холмики
из "хлорки" - могилки воинов зимы.
На горизонте виден свин. За ним мой
Город. Город Гоев, царей, рабочих -
"Петродоев"!
Он там, вдали, на горизонте
подобен графику "От Швондера"
то пики шпилей, то коробки.
Возьму бинокль и выпью водки.
Гляжу. "ШШербатая луна" - улыбка
вышла у меня: карандашом
рисую "графити", штрихую небо,
облака. Сжимаю серое и комкаю
с бинокля снятых два листа
чтоб выжать, выдоить цвета
цвета такие - проступают!
Багровый, иссинь, таракотт
в них одеваются заводы
хрущевки, будки и больницы,
коттеджы в черных незабудках,
Девица рыжая на Смольном
Халат меняет на меха
и улетает. Нахуя?
Сочится кровь из под десницы
(опять у Господа цынга)
Царица-Ночь нага до неги -
с себя снимает даже боты,
плывут из Невки в кашалоты
карьеру делать - из карьера
вползла в калошах-черевичках
Царица-Ночь, девица - "спичка"
дочь электрода и дуги..Как даст огня!
Круги, круги
в глазах моих круги оковы -
бинокля след, подтеки крови,
плевать -
Накинул плед и с головой -
Теперь - фотограф,
так в бинокле
перевернулся Город "МОГЛИ"
в прозрачном воздухе колышен,
на стульях барышни под збруей
Зажегся свет в глазах домов,
и Алехандро сериалы
покинув, в порно переходят
под ними стонут; кто в проходе
кинотеатров - те кончают
но тихо, тихо. Вдруг повоют
на белой простыни шакалы
а значит - пойманы "газели".
И "джуга-джуга" - Джунглей звери
поют под грохот барабанов -
то цепи - время молотьбы...

Но тих сей шум,
мой мозг приглушен -
Жрецы снимают рясы, чернь
на купола кидают - "уши",
скорее - клетки попугаев
соборы в ночь напоминают;

на кранах в небо фонари -
предупрежденья для драконов
торговцы в сумы прячут клонов
Слоны из хоботов пускают
пары до неба (это трубы)
печется Бог о хлебе в рот
Целует Дьявол его в губы
А небо просто размокает
(дешевый был гипсокартон)
Срывает вниз парад икон -
летят вращаясь вкруг оси:
"З-З-З-З-З-З......"
и словно циркульные пилы
срезают головы шальные,
по небу "Хаски" пробегает,
в санях - Весна, в листву папайи
укутаны большие груди.
Бежит упряжка по проталине
покрытой смазкой-молофьей
но разливается кофЕй
на стол дубовый, в дермантине
скрипит по креслу "Валентино"
шуршит невеста крепдешином
в стакан сцежая молоко,
А рядом с ними Бог (ух, мина!)
подул, вприкуску, блюдце студит.
Окно трехслойное, герметик,
меня отсЁкло от Христа,
дыханья, запаха измены
рощенных без струи с соска,
Извне, из студии темна
к стеклу прилипли два мента...
пардон - прилипли два листа
к окну прилипли. А на них -
моей рукой написан...счет.
Ой, стих:

уж если быть собакой - "Хаски"
а человеком - "зорро в маске".
Он скачет в Город. В Город Гоев
царей, рабочих, на охоту:

УБИТЬ ХУДОГО КАБАНА!

Зачем? Зачем он Землю роет
под Дубом вечным, вечный Свин,
сын Алехандро и России,
он Царь, он Гой, он мой - Мессия...


Шел Витя Авин средь осин.
Пилат решил: "Кабан хороший!
Клыком осину быстро крошит"...
*********
"Милый, Отче, Господи, Забрось..."
Отзовись, "Мось", милая, на зависть, медленно вращающей спиною, ну На какой же ты конец земли отправилось, море мое?
Море из расплавленных до лавы желаний преступленья через счастье, высказанных шумно в скалы славы прибоя от Луны до звезд и свастик (приплыли, здрасте!)
на отливе оставляя цепь чаинок! А, то горе, а то - кони, но уплыли мордами об небо и ушами - хлопая чтоб на берегУ страдали люди.
Ну а эта цепь других, мой рот, чаинок - чаек гомон (тоже загалдели) этих бесполезных, белых чаек что на сцене так ославил Чехов.
Переводит нам по буквам, снизу-ввысь он: "Назовись, откликнись, полуостров "Слов" полустанок, полуарктик, полуплато с кельями на кольях для икаров.
А под ними "тык-тык" - парами пингвины ходят по лугам, залитых солнцем, оранжевых ромашек, филиалок, точек черных маковых росинок.
Красотища!
Упитанные, много, в роде - тыщи! Тех кто себя "хлоп-хлоп" по животику а напротив их смешно жестикулируют тоже, но поменьше, но пингвины!
Бог читает выстроенное ими Имя! Мы под ним лежим сося за вымя и поэтому не видим "ни пингвина" только яйца, кладку, да парную напись: "Накусь!"!
Назовись, окликнись, выдусь, обобросся, Линия идущих точек в Рось На какой же ты конец земли отправилась...?....
- Милый, Отче, Господи, забрось! - Пингвины, "Мось"!
****
"День защитника Отечества. Пароль."
Солдаты! Бегут в атаку за тебя хоть им и страшно, едят два года котелок перловой каши, за ними ходят по пятам от Смерти сваты,
Солдаты - во сне как дети, когда их лик святой ракетница осветит.
Солдаты! У них в руках война и мир на всей планете зашит в трусы весной в кино второй билетик и бриллиантик из застывшей слезы мамы.
О Бог! На День надень Защитника Отечества шинель, чтобы не видно было сердцем эти шрамы, когда их челн простой омоет в бою-бане.
Солдаты! Чеканьте шаг - страна вам орден отчеканит!
Солдаты! Вы кнут - врагам, чтоб мы им в тыл - соленый пряник!
Солдаты! Пусть спит родная, сторона, спокойно, пашет!
Солдаты! "Я уважаю ратный труд" - пароль у наших.
Солдаты! Из пушки "Пушкиным" и "Натали" - налей! Солдаты! Отзыв на пароль:
"Классная армия - всех сильней"!
****
"На свете лучшая красавица"
Он начал видеть на стекле пули нейтрино Он начал слышать манекены за витриной Он начал тело ощущать как оболочку, свое Он кончил в лучшую красавицу - старушку о е мое!
Она лежала рядом с золушкой-служанкой под оболочкой ее, в меру неорганковой хвостом душа дразнила - юная болонка служанка дергала за хвост шепча ей ломко
Он видел в иссиних глазах свой лик - "неВитьий" Он видел сдвадцать лет, назад-вперед, дарить ей! Он жаждал счастия: ТОГДА спать с малолеткой...
И утром в золушку вдохнули жизнь таблетками и долго спорили на чем поехать к предкам им витражным, кожанным, в мехах с камнями редкими- на кадилаке ли ее с диваном, встроенном для гро... ба! - Всегда теперь сидит ОНА на белом тракторе, е изображая куклу в бЕлом, чтоб видел смЕрти проЕм.
***
"Тепло еще вернется в твой дом"...
Тепло еще вернется в ель тепло вернется и новогодние игрушки нам улыбнутся иголки рыжие в ковер натыкают и полетим с тобой "Бомбеить" над кришнами
Тепло еще вернется к нам тепло не лишнее и разойдется по сгороженным садам на блюдца вишнями а мы - под сводами колонных дач семьей скамеечной парной деляночкой дышать начнем и лузгать семечку
Тепло еще вернется к нам тепло ромашное в лесу увлАжнюю тебя малиной крашенную устав бороться за нахальную игру на теле зайчиков мы в небо очи заморальные ввернем и сцепим пальчики
Тепло еще вернется к нам дождей грибных благоговейно распахнут кладовки боровых, ежей ряды, чеканя шаг в тропе дадут опят Яга смущенно уберет от нас девичий взгляд
Тепло еще вернется к нам сквозь лаский паз в душе, повешенной на стенку салазками И ты влетишь ко мне домой - с пианно "Моцарта" в подвязках будем танцевать мы "гоп-ца-ца"
Тепло еще вернется к нам! На дно колодца сбежит в ведерке холодок, Лолиттой Бродского ты заиграешь в волейбол на пляжной студии и будешь ловко там подмахивать ой голой грудью мне!
Тепло еще вернется к нам тепло вернется и золотой песок к ногам твоим притрется на щучьем озере, с велением, в полетце - во рту с бананом ты будешь шлепать по воде катамараном
Тепло еще вернется в дом тепло вернется закроешь двери за собой возьмешь уродца - морозца за руку, и в холоде исчезнешь А я в камине подожгу твою лягушью вещь.
Когда тепло еще вернется в твой дом - заткни томпоном...
*****
"Мяхкий вечер, у камина будто счастье"...
Мягкий вечер, у камина будто счастье тихо спит, ему подмигивают угли на стене стирает наши лица ластик время бегает по дырочке от бублика
Недобит бокал, на блюдцАХ сОХнут корочки в пупырыжках от кораллов донно-солнечных - цвета "оранж" мандариновые лодочки и согнувшись великан теней в дверях стоит
По спирали уползает в дом мой - мозг-улит тело, душу не вмещая, она рожками шевелит... шевЕлит тлеющие углищи кочерга, витая, в черном, без людей -
уже ей!
Ну а завтра все окно мое в узорах будет сердце в валенках бежит, коньки-снегурочки обжигают лед, и счастие возбудит Вас - заберется вдруг под платьице, в коробочку.
*****
С НОВЫМ ГОДОМ!
Каждому столу - ведро салата! Каждой ложке датливость лубка! Каждому в подарок по набату! Каждому народу - седока!
Каждому счастливому по Путину! Каждой цели в задник - акварелью! Каждому поэту по Дуэлье! Каждому бандиту по стихУ на грудь! - Будь!
Каждому ползущему - вселенную! Каждому летящему - дыру! Дьявола сто лет кормить варением! Богу - милый прыщик на носу!
Каждой девушуке по Юрию Гагарину! Каждому мужчине по Мерлин Монро! Каждому крестьянину по барину! Барину - Иесусово чело!
*****
"О печально бездонная высь"
Колокольчик - трезвонная даль вдоль по куцой порошной степи от саней колея, да зари в небеса завивается шаль.
О печально-бездонная высь! с вечереющей черной каймой ты упрячь в облака-ветви рысь что послала девица за мной.
За торнадиком "вьюжный позем" что бежит как саврас у саней мне мерещится волчия тень да вдали между молниий - гром
Не гони мя, о тройка коней вороные, лети воробьем сяду я на рассветную шаль - возле пальм у фазэнды твоей
и чирикну: "сдается в наем"...
*****
"Массандра - разговоры по французски (к Президентским выборам-2004)"
Массандра - разговоры по французски и запахи изящного минета и шелест юбок на молочно-юном теле и погремушкой в зале - шпоры у Валета, массандру не разбудит даже эхо последней пьяной , ветренной дуэли.
Массандра - хвои лапистой под шапкой изнемогающего белым, белым снега Вдали щемящий саблю - минарета призыв протяжный в горы. Лето внизу, в долине с волнами к причалу от раза к разу явственней; волчара бездомный, ловит запах горизонта - мешает ему с гор цветок лаванды поймать шаурмы суть в Александрии и стук сапог урезанных в сандалии.
Массандра, пол, рассеяны погоны - от розы офицерской лепестками, играют на прощанье в бубен Даме, и в память ее дочери занозой все помняшей, вонзается, иголкой, заглавной хромосомой в русской хвое - Колчак, его денщик... в простой двуколке...
*****
"Причитальная от Виктора Авина для похорон Виктора Авина"
Каждый в своей жизни должен успеть:
- покровелить дом - сделать своего сына - посадить звездочку на дерево - найти свой гроб в господней - потерять место на кладбище - вложить в рот народу причитальную.
И чтоб все было красиво и весело... Пока не сделано это - вы еще живы...
...Буйная головушка - стриженый затылок, помнят руки вдовушек и сусальность пышек, помнят, что сгреблИ в могиле выход на поверхность, буйная головушка, руки как погрешность - помнят как поплыли от "му-му" до внешности, "мамочки", известности, чистили банан, очки, пробковой затылью печатали бутыли, рисовали злаки красками Пикассо и ловили в лассо женщин с горсти пыли зведной да бутиковой, помнишь? - время тикает которое таскали за "ноздрЮ" у дикой девственницы Фрая. Ра, Помни! Помни - что пипикает - все богообразно! Стриженный затылок ежик одноразовый, бугорок под черепом - умный, гипофИзовый помни - должен первым быть в очередь за визами с рУси на Россию бабочек да фраков баков, полных баков и залупок лаковых; как хвосты крутили на селе коровушкам - помнят руки, кровушку что с говна стирали. Буйная головушка что в тебе намяли? Что ты к небу вертишься по резьбе-спирали по резьбе по сорванной разводным ключом? Буйная головушка твой затыл почем?
******
"А усики цветущей земляники"
О, усики цветущей земляники! Вкрапления зеленого на красном! О, ягодки, на простыни атласной! Раздавленными пятнышками утром вас смоет "Аriston" с портянкой мутной!
О, усики цветущего гусара! Вкрапления на поле бородинном! О, кованные клятвенным "ля муром" на Эйфеле с печальными глазами капли, стекающие с шербургского зонтика!
О, усики лобка небритой Шуры! цепляющие трусики, в "La Monti" - примерочный заплыв на белой яхте сквозь сломанный евреем старый вентиль пастушкой волги-волги с земляничным лесным о, рУсским ароматом о два раза!
О, усики цветущей земляники - шедевры потребленья, миростазы на грядках междуречья, сектор в "Газе", вкрапление зеленого на "мазе" - герои на полях Афганистана, и в Азии, в России, на Планете - так будьте "штази" - агентами по наши кресны души,
щекотко поволнуйте Шуры "кушать" - ее бутончики, несущенные губы, о, усики цветущей земляники - я так хочу еще пожить заради ягод! И вытащить билет не "ван вей тикит", а столик в ресторане, меню сагу
О, Е!
И сидя с дамой Шурой в буром вОлке хлебать с ней землянику в молокЕ.
***
"Друзьям"
(Посвящается М.Д.)
...На свете много наслаждений, мой "милый друг не из-за денег", как много в жизни удовольствий - медаль служебных достижений, томленье отпуска и лени, Души "под сорок" юной пение, во сне свободное падение, навозный запах удобрений в парную землю посевную, станок, раздвинутый для куя,
фисташки!
А Ленин, ночью, в Мавзолее? Москвы холмы да скоробеи, Церквей посадские глубинки! Ах, Петербурские картинки! А Путин Владимир Владимирович ведущий к счастию народ мой? Ого! Гульба, кулачное, гитара и возвращение по шпалам, крестьянки, дамы деловые, с тверской фабричные девчонки, а запах каканной пеленки? Езда в деревнию, на дачу на ухайдаханной, мой, кляче, о, друг и под воздействьем кислорода - В жару, в трусах и в синих валенках - бежать в чащОбу вслед за поем!
фисташки!
Ах, строем, строем, строем, строем! О, чудо первой самоволки - открытья тайн в коопперативе! О, запах истинной свободы - маханье веером из денег, а погребение аллюзий? Как много в жизни наслаждений! (качает головой) Как берестЯны лапти, веники под крышей сохнут, балалайкой из синагоги вдруг повеет да так согреет с мечети зов тоски вселенной! Ах, шелест листьев на аллее, на древе Пушкин, с кружкой, в баках,
дразнИт собаку он свесив ножки а на скамейке - чорт горбатый, на свете много наслаждений - зудящий в мозге немой гений,
фисташки!
В окне парящий чебурашка, глаза жены, полны от счастья - посудомоечной машины познав услугу, "дома вынул - засунув деньги на работе", в углях печеная картошка, в полянке лежка, на охоте - попасть сухой еловой шишкой в глаз белке-времени, габоя никелированные клавишЬ, живот беременной Данаи, в рай допускающая "ксива",
ФИСТАШКИ И
с друзьями новый ящик пива...
****
"На горе "Монтана" вьюги да бураны..."
А на горе "Монтана" вьюги да бураны - замерзал ямщик ему снился хутор, солнечное утро сало, самогонки литр. Занесло же сани на гору "Монтана" из степи да с ляха! Звездочки кружатся словно в "Paramaunt Pikchers"; бляха! - За скалой крадется снежный человек...
...А на горе "Монтана" стихли ураганы - холмик там где спал ямщик. В потайной пещере он обучает вере трехметровых женщин, щи горячие откушав, идет к холму послушать как там бьется мечь об щит - это его сердце, русское, шальное, а пустяк! Есть второе сердце - колотится под перцем, разлеглась "Монтана" а на ней - ямщик - велик как моя Россия. Спи, "Брат-три".
***
"Как под старый новый год"
Как под старый Новый Год опустили небосвод люди смотрят за края - там не видно никуя.
Как под старый Новый Год приподняли весь народ люди смотрят за меня - там не видно никуя.
Как под старый Новый Год повернули поворот а народ из-за угла: "Там не видно никуя"!
Так под старый Новый Год люди поняли господ.
***
"Иуда: кризис среднего возраста"
Иесус, загримируй себя в мальчонку чтоб издевал ты хохот звонкий, уменьшись ростом, в подоконник не упиралась твоя будка чтоб когда сорвав с цепи персону промендельсонит Магдалина: "Ко мне, "полковник"!"
Волшебник, загримируй Иуду в куклу чтобы сидела у горшочка с кустом цветущего алоэ когда Иесус спускает в море кораблик, большие волны сделав в тазе - ручонкой хлопнув по воде.
Художник, загримируй красу в беде разрыва вен души и тела, не доводи их до предела - измены возрасту покорному...
- Вечереть, дети, до утра...
..Луна, загримируй меня по новому.
***
"Двоичный ключ"
Поддавая поддаешься сбытию осознавая сознаешься что "банан" возвращаясь убегаешь на таран улетая не слетаешь в пыль с колес убирая убирЕшься за собой отмывая отмывай до дна суму заключая с Ним пари - пари, пАря чтоб горело - ты гори с коры до горя а ЕЕ любя живи с двойным ключом, когда болен не дышать-дышать дышать и не дышать даже волен "бля-бля-блЯ-бля" на дельфиньем языке на частотах инфрокрасной буквы "ять" - окать-екать "01", "02", "03" - че ты опять ексель-моксель получая за рассказ "четыре/пять" О Высоцком о высоком говоришь а жену по пояс дразнишь "Фреккенбок" а в самом как будто карлсон и малыш да еще мутант из фильма "Вспомнить все"....
***
"Ничья"
Великаны идут по земле, великаны! Великаны идут, потому что летать не умеют мякгой поступью на иглы из душ наступая, по колено в крови - продираясь сквозь мысли. А один с вавилонскою башней в руке - это парни!
Великанши идут по земле, пеликанам навстречу разгребая руками поля из созревшего слова - злака их хватают когтями пикирующие с неба птицы и уносят по гнездам чтоб грудью кормили птенцов их - их лица.
Люди парами в очередь строятся для иммиграции и колесами катятся в зево бегущего ТрОяна. Из него вылетают кабинки без хлопка в небо, скроенное из углов листового железа, втыкаясь в железо заклепками.
Окая в замурованном трюме, бьясь об бока книг, комметами каменными, глядя на свет из щелИ, поют мучаясь - жизни копии.
Копии смерти - юнги на мачте невесной оси клекают, пучась в общем то, разгоняя вселенную нощь пего-толстыми и тугими косами.
Около этой страшно-манящей картины возле камина бьется тело, живое, оперрированное моим почерком, жмнется тело, потому что оно будет кочета, а после смерти его будет у Бога - нИчье...
****
"Одежда для Творецких"
Плавные движения - на подиуме Девушка модельная-ходульная! Облика под ретушью не видно, блузка, до пупка со вшитой в него бусинкой: плод- -рифма; брючки без подкладки из легкого шифона - строчки, собранны на бедрах-согласных ударениях в комочки, воздушно повтряются ловко изгибаясь в коленках при выбрасывании стоп - пятками вовнутрь, походкою еврейской - Модель-стихотворение, размера европейского по русски не склоненное в спинке, а на выточках грудки-незабудки женщины французской, жадной до кутюра Рембо и Верлена, зрители - женщины америки, щедро раздающие всем аплодисменты-гамбургеры, в лентах мэтры, составляющие титры, охотники в шапочках тирольских и гетрах, буцами катающие по полу-паркету китайского узора и восточной вязи бело-черный мяч искусства. А вот новый хит сезона: томно выплывает из-за ширменного бруствера русское! ...Облика под ретушью не видно, видно - дущу, блузка до пупка со вшитой в него бусинкой - об нее бьется колокольчик ,богневый звуки издавая в рифму, рваную на нервы,
с эхом из пещеры если в ней начнется таинство шаманское по призыву Веры в армию Любви. "Надежда" - мускулы стальные, но чтобы незаметно - у юнца-модели. Наши ходят парами по подиум-деревне от "Авина Де Витти" до Дома.
****
"Колбасьев, сэр"! (улыбке Эклоги посвящается)
Нацеди целомудрия в целофан и фантазии зафырчат как из фетра, а травы ус с тропы тронет тростью "Йессс"- стюарт-с-тюбик в костюмарле из холста, станет стеблем он, ты - сись-невеста над пыльцой. Цой царапнет цыгаркой по це- лконоидной без дна тарелке. А ткемали на вилЬ- ке - кетчуп к кровавой открытке на ушах. На кровати поставь русский мат ей, она: "Шах, на - на концерт твой билет, на балет, на генитальный, полный "па" в "пити-па" - в парадиз-какафонии Шнитке!
Вы (это "вы", мэм, к тебе не касается) вы придете ко мне, куклы "Наиди", на нитках, кричащие "па-па", вы во Шнитке ни "бе" ни "пипитками" - Вы взлетите из форточки в небо на "Ту-7" из пюпютро-альбома, вы услышите в облике гРомма Маяковского, в молниях - Пушкина - между нами - сидит между вами он - с парашютом, в косухе и шлеме - он панк! Панк "Онегин Е..." (тут звучит еще ария: "Это мой банк - Лавреантимир Берия"), повторяю, Татьяна Онегина - Я - "Колбасьев", а "Йессс" - это, леди, пля, он же - "стюарт", что Анну Каренину кинул в г-люк самолета под пролетА. паровоз В.И.Ленина!
Ммы вас, пардон, уже "Тя", тя я в андегра-арт по "сись" тер! И поэтому в форме Бернулли (йесс!) ты вы подите к профессору, бе-е-е-е: "Э...".
End Shtein, это шутка была, улыбнись. ЫБЫСЬ?
*****
"Так, Иван, Соломон и Абдула станут космонавтами"
(Наталье Воронцовой-Юрьевой посвящается)
Гляди: Иван трясется мимо на авто а Соломон проходит мимо на ногах а Абдула стреляет (мимо) сигарет - возникла дружба у мужчин на век последний штрих к братанью в "Ватерлоо".
Гляди: мы утром встанем счастия полны погладим груди утомленных жен Иван как будто заведет народ в авто а Соломон как будто выведет народ а Абдула как будто мимо, но стрельнет
собака принесет им пачку сигарет с наклейкой "Друг", я выгляну в окно: гараж на месте, цифровой замок а деньги в тумбе у цирка "Шапито" и отражение как будто бы мое в трюмо,
в трико
а в сейфе женщина которую так прет а на стене висит Его портрет а на руке (на правой) тикает "Полет" - часы - все медленнее производство
бомб а за окном пылает алая заря - американцы покоряют Марс. Бомонд, не зря!
Возьмемся за руки, поэтами, друзья!
Нам это нужно чтобы подтолкнуть авто нам это нужно чтобы подтолкнуть народ нам это нужно чтобы подтолкнуть ей в рот американский бутерброд!
Однако, чем же подтолкнуть ей в рот, когда мы взялитсь за руки, друзья?
О милые друзья, придется как всегда - поскольку Женщина - ракета "Марс-Земля" а наша роль - в ракету вбить запал и взявшись за руки, в трехместной, улететь и плетью жаждать ударов по спине
от женщины, по имени "Вот Так"!
****
"О Ленинградской группировке вредителей-мутантов (фэнтези)"
..."Мазурка ", князь так молод и юная княжка Маман за ней ревниво - семейная казна папА свой жилистый кулак на саблю положил "мазурка"... князь так молод о том не доложил...
Жена его в Америке, на президентской вилле а он в Москве посланник с посольским поручением - в нем янки просят защитить их билли.
Идет война гражданская, в Америке война!
Москва гуляет на балах - блестит переливается! Из окон с летнею прохладой счастливая любава - звучит мелодия "славянки" и Алла Пугачева и даже в спальнях, в колпаках, пра-прадеды играются в ладошки-ладушки с румяными девчонками-служанками:
"Идет война гражданская, в Америке война!"
Ах, юный князь, ты позабыл про свой служебный долг стоят с прокладками составы, в портах конвои с бромом с гумманитарным грузом в люках - с доллАрами "Антеи" а ты, мой князь, вошел в княжну, забыв про донесение забыв про виллу и жену, про Флориду в огне и бои великих федералов, конфедератов, геев за земли впадин марсианских и лесбос на Луне.
Играет вальс, Москва в шарах, а где-то в тишине Столоночальник обмакнув чернила в молоке сопя старательней выводит на Деле номер два: "О Ленинградской группировке предателей-мутантов"
Идет война гражданская, в Америке война...
***
"Слово гасит ветер"
(Посвящается Татьяне Бориневич - настоящей Женщине и Королеве Русской Поэзии)
- Главное - выделить шум. ШУМ из ветра, из щелей выползающего на проспект мой, из Театра теней, убиенных ладошками, главное - выделить шум из зала бездонмной вселенной - из колодца с умятыми в плиты на Дне эхо-вехами.
Главное - это из шума выделить ИМЯ! И не терять его ЗВУК, звук имеющий вид "U" камертона - волнообразную линию жил-струн в пианино на сцене, в которой из кулисы в кулису стремительно движется время то массовкой событий-секунд, то целым роем героев фантазий тщедушного духа, на Имя из будки суфлерской как пес откликающегося, на выход в комзоле Шекспира, в купюре, а все чаще - вбегающего Винни-Пухом с горшочком для шума.
Главное - выделить мед, мед из гула идущего внутри столба телеграфного, в небо да стука по столбу чтоб не сглазил , двух кулачков, связанных пуповиной. И кулачки те - то
Символ растущего Женского Сердца.
Так появляется изображения иней на запотевшей от ОЩУЩЕНИЯ жара линзе так появляется вензель - СЛОВО и даже трубка для косметических путешествий от "МОЖНО ДО нЕльзя"....

****
"Разглядывая твой на бедрах Тюнинг"...
"...И живётся вроде бы гладенько-складненько - пусть не в золоте, но и уже не в люрексе. Стерпелось. Мещанствуем. Вот и ладненько. Не слюбилось. Когда-нибудь, может, слюбится..."
(с)Анастасия Доронина.
...Не унывай, он просто Бог - от Чуда рожденный женщиной, он водит жизнь по кругу взяв за веревочку, второй конец которой - петля на шее его. Он - робот кратноногий.
А Жизнь...да ну ее.
Не унывай, он просто дог - у Бога в ногах лежит, пускает слюни, разглядывая твой на бедрах "тюнинг", и ты
завороженно смотришь на яйца дога, а Бог - на Бога. Что Жизнь...да ну ее -
жизнь - недотрога.
Не унывай, он далеко - у Друга, они лакают виски ис посуды на четвереньки встав, по кругу, чтоб было весело, а жизнь - да ну, ЕЕ он принесет тебе на Куе.
Не унывай, не тяжелее жизнь корзинки с визгом изнутри да слез в двух ведрах, еще - пылинки - тебя без тюнинга на бедрах.
Не унывай, лети... взмах, взмах, взмах... - трах-тренировка это, спор с жизнью на бегах. Не унывай, поставь на "Край" - его жокей Иоан, не Будулай -
А жизнь? - Да ну ее... Полай - пусть знает кто у тебя... хозяин.
*****
"Флейм из Вефлиема"
Блин, Понтий ел, а тут - кажысь Волхвы из Вефлиема, сказали что родился царь иудейский, а это значит - не прелюбодействуй, ни укради, ни сотвори, а веруй, и пресно и вовеки веков - Амен, Аплодисментов вор и бес с серЕбром...
Блин, Понтий вышел из авина с гербОм на мыле, и Слово вынул: - Кто у креста смирен давно на вече, и кто за риском близко - все - чисты! Веди Бог и ныне там - под камнем на камне - начало пламени или цемента. Бог - выбор, но бренн - ты чтобы его просечь. А это значит: Колена! Встать! Лечь.
Ну, блин... Иесус со мной, а я далече! И ни друг и ни враг - Иуда! Это Царь меня словом лечит! А я молча гляжу в посуду! А я днем зажигаю свечи! О , Иесус, я больше не буду...
****
"А мохнатые ресницы столь изящного загиба"...
Горкий взгляд из под вуали сладких губ лакавших море от молитв отпечатки и следы от битв на коленях сглаженных мякгой тканию и короной очерченно лоно. Вязь из паутины что связала книжки тертые с журналом овуляций. Грация у стола пустого стула да еще добавить гула из окна: "Ты одна"...
ТЫ ОДНА! Не бойся мула опустившего рога что обхватывают столько беспробУдущной тоски с соло в белом музыканта - завораживает в плен блюз за стеною...прочь Соседа! Мучать мула, что пришел для подрагиванья вен на боках в ожидании стоять посреди холодной залы. Крика мало! Ты садись к нему на спину и вели ему сомкнуть наполнЕнные печальной влажью слезною глаза - В ПУТЬ!
Влево-вправо, влево-вправо - мир качуется устало на загривке мула шерсть слипается от влаги лона стоны и мохнатые ресницы столь изящного загиба так длинны они,
щекотят
воздух он упрямится, но поздно - резко открывают глазы мула звезды черно-влажные огромны...

- Это сОН был. Спи.
*****
"Ах, матова души твоей поверхность..."
Ах, матова кизды твоей поверхность, дыхание ее зато глубокое, вбирающее воздух в смысло-легкие и воздух на планету выдыхающее - в Мытищи, Строгино и на стекло мое в котором через отпотевший краешек видны голов заснеженные крыши - не оначает то, что люди в люди вышли, и печь не топится.
Колотится она об стих мой в ритме напуганного сердца пред Набоковым - то биение об матову поверхность поп девочек в уроке физкультуры культуру тела да с разбега, да растящие, когда все мальчики и кони были маленькие, а поэтэссы - Чуда в перьях, изваянияя.
Ах, матово моей страны страдания! Ах в матке есть пробелы от биения по черным клавишам судьбы плодотворения, от хищной птицы об стекло, или от мужа что толстым ужем вполз в ботах от гусей, по мерзлым лужам, нет, лучше это пусть будет - в стужу вбег гепардом за, петляя, обреченной косулей по саванному сафари.
Ах, матова повехность в этой паре! Они идут любя, два черных ящика! Днем - убивающие мир и свое тело чтоб птенцы ели, а ночью для Души стихи творящие в постели.
*****
"Я не прощаю, не прощаюсь, я вживусь"....
Еще про март булат не спел катрен еще звенит зимой при троне шут и под хомут зажато горло вен но тут уже издал я свой весенний вопль!
Еще из штопора не вышел голый тополь еще так путаются в стропах мои строфы и в плен влюбленных больше не берут но тут концом стиха я по дверям похлопаль.
Летит обшивку распушив мой голый тополь! Свистит дырою в строфах парашют! Строчат по мне стихи поджарые пилотки но тут Соски набухли у весны - с небесных круч
меня на приземление зовут
Я не прощаю. Не прощаюсь. Я вжывусь меж ног твоих, весенняя Европа тебя по крепким ягодицам буду хлопать чтобы зажглась от русского холопа но тут концом стиха я по дверям прогрохал
Европа вежливо подлезла под хомут...
*****
Авин Виктор. Тепло еще вернется в твой Дом...